Еврейское Общество Поощрения Художеств
האגודה היהודית לעידוד האמנויות הפלסטיות
The Jewish Society for the Encouragement of the Plastic Arts
Вход / Регистрация
Русский

БЛОГИ

Феликс Нуссбаум: ''Если я исчезну – не дайте моим картинам умереть''

Юдит Шендар,
Главный куратор Художественного музея "Яд Вашем"
 
Felix Nussbaum
Self-Portrait with Green Hat, 1927
Феликс Нуссбаум (Felix Nussbaum) родился в 1904 в немецком городе Оснабрюк и погиб в 1944 году в концентрационном лагере Освенцим. Полотна художника как нельзя лучше отражают его жизненный путь. В них созерцательность жизни провинциального городка, дух эпохи быстрого расцвета метрополии искусства в Берлине, страдание и дезориентация эмиграции, угроза наступающей войны, война, страх лагерей, изоляция в подпольях и укрытиях, и наконец, полный страданий путь к смерти. Никто из жертв Холокоста не отразил трагедию евреев Европы в такой высокой художественной форме, как это сделал Нуссбаум. Для него, в его безнадёжной ситуации, искусство превратилось в акт сопротивления, позволило сохранить человеческое достоинство и на протяжении продолжительного периода времени давало ему силы для того, чтобы выжить. Он продокументировал свою эпоху и стал её жертвой.
Художника Феликса Нуссбаума нельзя отнести к искусству авангарда, он представитель "потерянного поколения" художников, родившихся около 1900 года, художественное развитие которых натолкнулось на препятствия, которых не знало ни одно другое поколение, и в конечном счёте, в силу ряда причин их творчество было забыто вплоть до 70-х годов прошлого века.
Музей "Felix Nussbaum Haus" в городе Оснабрюк — крупнейшая коллекция картин художника. В ней около 160 полотен. Музей исполняет волю художника: "Если я исчезну – не дайте моим картинам умереть".
Творчество Нуссбаума замечательно тем, что он написал более сорока автопортретов.
Находясь в вынужденной ссылке в Скандинавии, немецкий драматург Бертольд Брехт сетовал, что таких, как он, решивших покинуть Германию после прихода нацистов к власти, называют эмигрантами. «Они говорят, что мы - эмигранты, что в корне ошибочно, поскольку это не является добровольным переселением с целью найти другое место для жизни. В изгнании эмигранты нашли не новую родину, а причал, чтобы переждать, пока утихнет шторм. Мы - депортированные, беженцы».
Судьба семьи Феликса Нуссбаума из германского города Оснабрюк - это история отчаянных попыток найти пристанище на чужой земле, история одной из множества семей, оказавшихся в водовороте отчаяния, бегства без надежды на пристанище.
Отец художника Филипп Нуссбаум, гордившийся своей страной, был членом организации ветеранов Первой мировой войны. После смены власти ему, еврею, пришлось выйти из состава организации. В своей прощальной речи он сказал: «...в последний раз, дорогие мои товарищи по оружию, я, верноподданный солдат, отдаю вам честь... И если снова меня призовут под знамена, я всегда готов».
В это время его сын, художник Феликс Нуссбаум в составе группы немецких студентов – почетных стипендиатов Берлинской академии исскусств находился в Риме. В апреле 1933 года министр пропаганды гитлеровской Германии Геббельс выступил перед творческой элитой и прочитал им лекцию о художественной доктрине фюрера. «Арийская раса и героизм станут главными темами немецких художников», - подчеркнул он. Феликс понял, что ему, еврею и художнику, нет места в рамках этой доктрины. Он уехал из Рима в начале мая и практически сразу был лишен стипендии. В картине Великое Бедствие, 1939, отразилось его интуитивное видение драматических перемен после прихода Гитлера к власти – гибель Европы и всей западной цивилизации.
Родители художника Филипп и Рахель покинули Оснабрюк, как и многие другие евреи – жители города. Старший брат Юстус со своей семьей остался, чтобы управлять процветающим семейным бизнесом по торговле металлом. После краткосрочного пребывания в Швейцарии родители отправились на юг, где встретились с Феликсом в Рапалло, рыбацком городке итальянской Ривьеры. Солнечный свет и спокойная атмосфера места заслонили тучи войны. Нуссбаумы провели лето 1934 года вместе, и это было последней встречей Феликса с родителями. Его приподнятое настроение нашло отражение в радостных, беззаботных красках на картинах того периода, таких как, например, Пляж в Рапалло, 1934.
В 1935 году Филипп и Рахель Нуссбаумы не выдержали ностальгии по Германии и решили вернуться на родину, несмотря на резкие возражения Феликса. Он даже переписал на свой лад последнюю строчку из прощальной речи своего отца: «...и если меня снова призовут под знамена, я обязательно уеду далеко». Это был единственный случай, когда Феликс не согласился с мнением отца, который всегда и духовно, и материально поддерживал своего сына.
Пути разошлись. Феликс и его подруга Фелка Платек решили не возвращаться в Германию. В январе 1935 года они прибыли в Париж, откуда вскоре переехали в бельгийский курортный город Остенде. Спустя несколько месяцев они перебрались в своим друзьям в Брюссель. В октябре 1937 года Феликс и Фелка поженились. В том же году 2 июля Юстус, брат Феликса, вынужден был эмигрировать, так как в Оснабрюке все принадлежавшие евреям предприятия были переданы в руки арийцев. Юстус с женой и двухлетней дочерью Марианной бежали в Голландию, где вместе с несколькими другими такими же вынужденными эмигрантами смогли создать компанию по сбыту металлолома.
Тем временем ситуация в Германии ухудшалась. Во время Хрустальной ночи была сожжена синагога в Оснабрюке, еврейские дома разграблены, мужчины-евреи депортированы в концлагеь Дахау. В мае 1939 года родители Феликса решились покинуть Германию и бежали в Амстердам к старшему сыну Юстусу.
Через год, после оккупации Бельгии и Голландии, Феликс был арестован в своей квартире и вместе с другими иностранцами отправлен на юг Франции, в лагерь Сен-Сиприен. Пребывание в лагере изменило мировоззрение художника; он понял истинные размеры смертельной опасности нацистского режима для евреев и выразил свое прозрение в картине Синагога в лагере Сен-Сиприен, 1941. Это уникальное произведение символизирует осознание художником своей принадлежности к еврейскому народу и понимание, что именно так воспринимают его окружающие. Это было первое произведение Нуссбаума на еврейскую тему.
В августе 1940 года в отчаянии после трех мучительных месяцев, проведенных в унизительных условиях Сен-Сиприена, Феликс подал просьбу о возвращении в Германию. По прибытии на контрольно-пропускной пункт в Бордо, он решил бежать на пассажирском поезде в Брюссель, где оставалась его любимая жена. В Бельгии Феликс Нуссбаум находился на нелегальном положении, не имея никаких средств существования. Его друзья-бельгийцы помогали художнику, предоставили в его пользование студию и купили художественные принадлежности. Без официальной прописки, находясь в постоянном страхе перед арестом, Феликс перебирался из своей тайной квартиры в студию и обратно и рисовал без передышки, тем самым давая выражение отчаянию, страху и чувству безысходности, нависшей над ним и его семьей.
Судьба некогда процветающей семьи Нуссбаум была предопределена. В августе 1943 года владелец компании по сбыту металлолома Юстус Нуссбаум, его жена, дочь и родители были арестованы в своем доме и отправлены в лагерь Вестерборк. 8 февраля 1944 года Филиппа и Рахель Нуссбаум депортировали из Вестерборка в лагерь уничтожения Аушвиц.
20 июля 1944 года Феликса и Фелку арестовали и отправили в лагерь Мехелен. В этом же месяце их депортировали в Аушвиц, где Феликс погиб 9 августа. Его старший брат Юстус Нуссбаум был депортирован из Вестерборка в Аушвиц 3 сентября. Три дня спустя Герту и Марианну - невестку и племянницу Феликса, также сожгли в Аушвице. В конце октября 1944 года Юстус был депортирован в Штуттхоф, где умер от истощения два месяца спустя.
Это - хронология уничтожения одной семьи, которая, несмотря на несколько лет, проведенных в укрытии, не смогла спастись от длинных когтей нацистского зверя. Европа превратилась в смертельную западню. Мотив безысходного положения, тупика присутствует в картине Феликса Нуссбаума Видение Европы – Беженец, 1939. Еврейский беженец, в отчаянии обхвативший голову руками, нигде в мире не находит себе приюта. На переднем плане картины – глобус, выполненный в холодном равнодушном цвете. Позади него – безнадежно распахнутая дверь в комнату и символы вымирания: облетевшее дерево и парящие над ним вороны. Кажется, что уже тогда художник предчувствовал трагедию - никому из его семьи не удастся пережить этот ад. Феликс держался почти десять лет, несмотря ни на что, но и он был убит за месяц до освобождения Брюсселя.
Картины еврейского художника Феликса Нуссбаума продолжают рассказывать его историю, историю его семьи и всего еврейского народа.
 
Felix Nussbaum. Entombment (Organ-Grinders), 1933
Felix Nussbaum. Singer and Statue, 1935
Felix Nussbaum. Self-Portrait (Self-Portrait in Surreal Landscape), 1939
Felix Nussbaum. Self-Portrait with Apple Blossom, 1939
Felix Nussbaum. Prisoner, 1940
Felix Nussbaum. Jew at the Window, 1943
Felix Nussbaum. The Damned, 1943-44
Felix Nussbaum. Death Triumphant (The Dance of the Skeletons), 1944



НОВЫЕ АВТОРЫ