Еврейское Общество Поощрения Художеств
האגודה היהודית לעידוד האמנויות הפלסטיות
The Jewish Society for the Encouragement of the Plastic Arts
Вход / Регистрация
Русский

АНТОЛОГИЯ

Леон Инденбаум

10 декабря 1890 г. в городке Чериков Могилевской губернии (ныне Беларусь), родился знаменитый скульптор и художник Леон Инденбаум.
Детские годы провел в Вильно. Его отец, басонщик, – изготавливал текстильные изделия: шнуры, тесьма, кисти, бахрому - рано умер, оставив пятерых детей сиротами. Леон воспитывался дедом, мастером переплетного дела. Начальное образование получил в Хедере. Затем учился работе по дереву в ремесленной школе, был отмечен директором и, получив стипендию, был направлен в Одесское художественное училище. Затем учился в рисовальных классах Виленского (ныне Вильнюс) художественно-промышленного общества по специальности «резчик по дереву и краснодеревщик-мебельщик». Именно здесь провели свою юность и научились основам живописи и рисунка Хаим Сутин, Пинхус Кремень, Сэм Царфин, Роберт Генин и Михаил Кикоин. Именно отсюда они затем уехали в Париж.
В 1911 году Леон Инденбаум с помощью одного инженера из Вильнюса также сумел добраться до Парижа. Сначала устроился у художника из Витебска Осипа Мещанинова на третьем этаже «Улья» на Монпарнасе рядом с Марком Шагалом, затем перебрался в мастерскую Лазаря Воловика. Дружил со многими в дальнейшем знаменитыми художниками, поэтами, писателя, снимавшими студии в этом пятиугольном строении, разделенном на напоминающие соты отсеки, и сотворившими искусство XX века: Кременем, Любичем, Сутиным, Риверой, Модильяни, Эренбургом, Маневичем, Жакобом, Цадкиным, Штеренбергом, Леже, Делано, Альтманом...
Выходцы из Российской империи образовали первое творческое объединение художников-евреев за границей «Махмадим» (Драгоценности). Они считали себя пионерами новой генерации еврейских художников и издали методом стеклографической печати несколько альманахов национального искусства «Махмадим» на французском и идиш, где были представлены образцы их графических произведений, но смогли выпустить только несколько номеров из-за сложных экономических условий и недостатка денег. В настоящее время известны только три выпуска – второй («Шаббат»), четвертый («Песах») и пятый («Шавуот»), которые хранятся в Музее Израиля в Иерусалиме.
Активное участие в издании принимал Леон Инденбаум. А вот Шагал отзывался с иронией, смеялся над их бесконечными спорами о судьбах еврейского искусства. Скульптор впоследствии вспоминал: «Шагал, размещавшийся рядом с нами, на дверном стекле вместо визитной карточки нарисовал красный цветок. Но он был очень подозрительный. Он запирался на веревочку и редко открывал дверь – боялся “жулья”. Мы не решались его беспокоить, он так и жил взаперти, держался от всех нас в стороне».
Лев Инденбаум писал сестре, оставшейся в России, о своей жизни в Париже: «Выживаем каким-то чудом». Однако сам даже ухитрялся кормить птиц. Правда, все скульптуры у него были заляпаны помётом. Он был первым человеком, купившим картину у Сутина, а тот потом перепродавал ее еще кому-то за три франка и выклянчивал потом ее у Инденбаума.
В 1911-1919 годах Леон Инденбаум изучал скульптуру в мастерской Антуана Бурделя в академии Гранд-Шомьер. Бурдель симпатизировал Инденбауму и называл его «мой жеребёнок». В 1912 году три скульптуры Инденбаума были представлены во время Салона Независимых. В этот период он подружился с Модильяни, которого сначала приютил у себя, а потом помог ему снять смежную мастерскую и даже нарисовал его портрет.
Жак Дусе, известный модельер и коллекционер, стал первым меценатом Инденбаума. В период до наступления банковского кризиса 1929 года Леон изготовил для него множество панно. Также он делал скульптуры для декоратора Коара и для модельера Поля Пуаре. Работал для братьев Жоржа и Марселя Бернаров - банкиров и коллекционеров, которые быстро разорились во время кризиса 1929 года.
В 1925 году Инденбаум выставил на Салоне Независимых две скульптуры: бюст девушки и скульптуру лежащей женщины. Эти работы имели огромный успех у критиков. Он увлекался античной и негритянской пластикой, создавал монументальные торсы и бюсты из терракоты, дерева, камня, мрамора и бронзы.
Во время Второй мировой войны Леон Инденбаум скрывался. Многие из его работ исчезли или были уничтожены. После войны он продолжил работать, ведя скромную жизнь.
В 1964 году участвовал в выставке «Двадцать две скульптуры, показывающие человека» в парижской галерее Vendome, в 1967 – в 1-м Фестивале скульптуры в Chateau de St Ouen. В 1968 году Институт Франции присудил ему приз Вилденштейна за скульптуру. В 1980-е работы экспонировались на выставках Общества русских живописцев и скульпторов во Франции.
Представлен в музеях Парижа, Нью-Йорка и Тель-Авива, в частных коллекциях по всему миру.
В 2004 мраморный барельеф «Музыканты и антилопы» (1914 г.) был продан на аукционе Christie’s в Нью-Йорке за 3,6 миллиона евро, что составило мировой рекорд для произведений декоративно-прикладного искусства ХХ века.
Умер 29 сентября 1981 г. в доме своей дочери в Опио в Приморских Альпах.
 

Амедео Модильяни. «Леон Инденбаум», 1915 г.
 
Леон Инденбаум. Барельеф «Музыканты и антилопы», 1914 г. Частная коллекция.
 
Леон Инденбаум. Букет.
 
Леон Инденбаум. «Обнажённый», 1936.
 
Леон Инденбаум. Femme à sa coiffure.
 


2018/11/12

Выставка в Музее Эрец-Исраэль (MUSA) посвящена самому знаковому фотографу страны, лауреату Премии Израиля, снимки которого знакомы даже тем, кто не слышал его имени

2018/11/06

Музей Аушвица открыл крупнейшую выставку картин еврейского художника, пережившего нацистский лагерь смерти

2018/11/02

Александр Борода о толерантности, концепции Еврейского музея и проблеме библиотеки Шнеерсона


НОВЫЕ АВТОРЫ