Еврейское Общество Поощрения Художеств
האגודה היהודית לעידוד האמנויות הפלסטיות
The Jewish Society for the Encouragement of the Plastic Arts
Вход / Регистрация
Русский

АНТОЛОГИЯ

Илья Гринман

Илья (Элиш Аврумович) Гринман родился 8 (20) апреля 1875 году в Ростове. В 1893–1897 годах посещал Одесскую рисовальную школу. Ведущим преподавателем в ней был известный художник К. Костанди.

Илья Гринман

Ученики имели возможность знакомиться с образцами высокого искусства на устраиваемых в Одессе выставках Петербургской Академии художеств, «Товарищества передвижных художественных выставок», «Товарищества южнорусских художников», где экспонировались полотна И. Репина, И. Крамского, Н. Ге, А. Куинджи, Г. Мясоедова, Н. Ярошенко и других мастеров. Выпускникам присваивали звание учителя рисования, а наиболее способным давали рекомендации для поступления в Высшее художественное училище живописи, скульптуры и архитектуры при Императорской академии художеств в Петербурге.
Успешно сдав экзамен на право поступления в мастерскую профессора-руководителя, он выбрал класс Ильи Репина, что в дальнейшем сыграло большую роль в направлении и характере его творчества.
С 1903 г. Гринман участвовал в выставках Академии художеств. Самой важной для него стала выставка 1904 года, где экспонировалась картина «В сумерках». За эту картину он получил звание художника. Выставка была памятной еще и потому, что здесь произошло знакомство с Максимом Горьким, который заинтересовался картиной Гринмана. Побеседовав с автором, Алексей Максимович пригласил художника на дачу в Куоккалу, чтобы Гринман написал с него портрет. Гринман с радостью принял предложение.
Много лет спустя, вспоминая об этом, художник писал:

«За пять месяцев моего пребывания на даче Горького я много встречал разных людей, много пришлось услышать такого, чего, вероятно, никогда уже больше услышать в жизни не придется».

Эти воспоминания опубликованы в ленинградской газете «Смена» (30 июля 1927 г.). Здесь же воспроизведен портрет Горького с подписью под ним: «М. Горький за чтением своей пьесы «Дети солнца» (в 1905 г.) с неизданного портрета масляными красками, написанного с натуры в Куоккале художником И. Гринманом». Горький изображен сидящим за письменным столом в темной блузе с карандашом в руке. Перед ним на столе тетрадь. Справа пепельница, спички и свеча. У стены — очертания этажерки с книгами и вазочкой на верхней полке. Это не единственный портрет Горького, созданный Гринманом. В том же году он написал двойной портрет «Л. Андреев и М. Горький». Местонахождение его неизвестно, как и созданного год спустя портрета «Шаляпин в роли Мефистофеля».
После окончания учебы Гринман жил в Петербурге и активно участвовал в ежегодных выставках Академии художеств. Здесь экспонировались его работы: «Горький после тюрьмы», «Ф. И. Шаляпин в роли Мефистофеля» (1906), «Портрет Плещеева», «И. Е. Репин» (1914), «Скульптор Аронсон», «Артист Н. Н. Ходотов». В 1913 г. был написан портрет актрисы Е. И. Тиме, репродукцию которого впоследствии поместили в ее книге воспоминаний «Дорогами искусства». В том же году в Петербурге Гринман создал портреты адвокатов О. О. Грузенберга и Н. К. Карбачевского, участвовавших в качестве защитников на сфабрикованном правительством судебном процессе в Киеве над евреем М. Бейлисом, ложно обвиненном в ритуальном убийстве (суд присяжных оправдал Бейлиса).
В 1912 совместно с Н. Н. Беккером открыл курсы живописи и рисунка в С.-Петербурге.
Гринман — автор портрета Льва Николаевича Толстого (1908). Обстоятельства, сопутствовавшие его написанию, объясняют, почему портрет получился непохожим на другие художественные изображения великого писателя. Об этом можно узнать из воспоминаний Гринмана, изданных в Ростове вскоре после смерти Толстого в 1910 г отдельной книжкой под названием «У Льва Толстого (из дневника художника Гринмана). С портретом Л. Н. Толстого. Работа худ. Гринмана».
Гринман рассказывал, что ему нужно было написать портрет Толстого для литературно-художественного кружка. Он обратился с письмом к Толстому, просил позировать два-три сеанса. Но получил отрицательный ответ от жены писателя, объяснившей отказ тем, что Лев Николаевич стар и ему трудно позировать. И «с тоской, — вспоминал Гринман, — уехал на Волгу, исколесил ее вдоль и поперек». Взял с собой книги Толстого и перечитывал их вновь и вновь, чтобы в душе создать образ писателя. Но почувствовал, что это недостаточно, что нужно хотя бы взглянуть на Льва Николаевича. Написал второе письмо, теперь на имя графини Толстой. Объяснил ей, что не будет беспокоить Льва Николаевича, а лишь посмотрит на него. 29 мая 1908 г. в 6 часов утра художник вышел на железнодорожной станции Козловка и, не став ждать лошади с подводой, пошел пешком. По пути встречал идущих к Толстому людей, детей из его школы, разговаривал с ними. Через два часа в приподнятом настроении он вошел в ворота усадьбы «Ясная Поляна». Внимательным взглядом художника улавливал все детали. Обратил внимание на чистоту и порядок в имении, на ветвистое дерево у входа в дом и большую скамью, прислоненную к дереву. На скамье сидели крестьяне в ожидании Толстого.
Когда из дома вышел секретарь Льва Николаевича, Гринман подошел к нему и поинтересовался, получено ли его письмо. Ответ был утвердительный. Потом он долго ждал Софью Андреевну. Разговор с ней получился не очень приятным. Она посоветовала не писать портрет с человека, который не может позировать. «Вот приезжал недавно Ваш профессор Репин, близкий знакомый Льва Николаевича. И он ему тоже не мог позировать», — сказала она.
Расстроенный, художник хотел уйти. Но вдруг увидел, что крестьяне, сорвавшись со скамьи, бросились на колени. На террасе стоял Толстой. Лев Николаевич подошел к крестьянам и обратился к ним со словами: «Братцы, не следует так поступать человеку перед человеком». Беседовал с ними, соглашался, спорил, говорил о труде, о душе, о Боге, раздавал деньги. А художник, стоя в стороне, открыл альбом и, переворачивая лист за листом, стал быстро набрасывать рисунки карандашом. Ему очень хотелось подойти к Л. Н. Толстому и поговорить, но он пересилил это желание, подумав: «Не нужно прибавлять лишних страданий в чашу жизни этого человека».
Так был написан портрет. Толстой действительно не позировал. Судя по воспроизведению в книге, портрет нетрадиционен. В лице нет обычной суровости, какую можно увидеть на других портретах Толстого. Лицо обрамлено прядями седых волос и белой бороды, развевающейся от легкого ветра. Губы сомкнуты. Но красноречив его взгляд. Глаза чуть прикрыты, смотрят внимательно. Взгляд не осуждающий, а сочувствующий, даже сострадающий. Он устремлен на людей, пришедших невесть откуда и нуждающихся не только в материальной, но и в моральной поддержке. В левом верхнем углу портрета надпись «Ясная Поляна. 29 мая». В правом нижнем — «И. Гринман». К сожалению, неизвестно, где находится подлинник портрета.
В 1913 г. художник был за границей — в Турции, Греции, Италии. Привез оттуда ряд портретов и пейзажей. Особенно интересен портрет «Старый болгарин» — погрудное изображение мужчины с темным лицом, испещренным морщинами, и с печальными, но живыми глазами. С левой стороны портрета надпись: «Гринман. 1913. Константинополь». Этот человек так заинтересовал художника, что он сфотографировался со своей натурой. Есть фото, на котором Гринман стоит рядом с болгарином, положив ему руку на плечо. За ними видны лица людей, которые тоже захотели быть запечатленными. Снимок сделан на улице Константинополя на фоне дома. Портрет и фотография опубликованы на страницах журнала «Солнце России» (1913, № 47).
Гринман не забывал и свой родной город. Когда в первом десятилетии XX в. возникло «Ростовско-Нахичеванское общество изящных искусств» (устав общества утвержден 15 декабря 1907 г.), Гринман принял активное участие в его работе, в частности, в ежегодных весенних выставках, организуемых обществом.
После Октябрьской революции Гринман продолжал жить в Петрограде. Увлеченный своим делом, он мало интересовался политикой. Вместе с тем Гринман был в числе тех немногих художников, которые писали с натуры Ленина. О том, как шла работа над портретами вождя, художник рассказывал в воспоминаниях, помещенных в сборнике 1928 г. Впервые он рисовал Ленина на 2-м Конгрессе Коминтерна в Петрограде, который открылся 19 июля 1920 г. (с 23 июля Конгресс продолжил работу в Москве). По словам художника, «зарисовывать приходилось с непозирующего, во время речи». В конце 1920 г. Петроградский совет командировал Гринмана в Москву для создания портретов вождей революции. Тогда он часто видел Ленина и зарисовывал его. Не раз бывал в кремлевском кабинете Ленина. Художник вспоминал:
«Больше всего меня интересовал Владимир Ильич при ночном свете — при зеленом абажуре лампы... Я помню момент, когда он встал из-за стола и остановился посреди комнаты, заложив, по обычаю, руки в карманы. Вот этот момент я избрал для своего изучения».
Воспроизведение портрета во весь рост помещено на обложке журнала «Петроград» (1923, № 1). Сбоку от Ленина настольная лампа с зеленым абажуром. Имеется и погрудный портрет работы Гринмана, который был растиражирован в качестве цветной репродукции. Еще об одном портрете сообщает художник:

«Во время годовщины Красной Армии мне пришлось в Большом оперном театре, благодаря содействию А. В. Луначарского, сделать пастелью рисунок на серой бумаге. Скорее — это живописное пятно. Взята вся фигура во время выступления Ленина. Полтора часа я работал и стоял в нескольких шагах от него. И это его не смущало. Работу я немедленно остеклил и боялся больше трогать ее, чтобы не напортить. Эту работу я больше всего ценю и люблю».

В 1923 г. Гринман участвовал в большой «Выставке картин художников Петрограда всех направлений за 5-летний период деятельности 1918-1923». Здесь экспонировались выполненные Гринманом портреты Демьяна Бедного, председателя Исполкома Коминтерна Г. Е. Зиновьева и другие работы. Репродукции с его картин воспроизводились в журналах: «Солнце России» (1912-1916), «Петроград» (1923), «Красная панорама» (1927-1929).
Участвовал в выставках: Весенних в залах ИАХ (1903, 1906, 1914–1916, 1918), Ростовско-Нахичеванского-на-Дону общества изящных искусств (1911–1917), 3-й и 5-й выставках Общины художников (Пг., 1921, 1922), Выставке картин петроградских художников всех направлений (1923) и др. Работы воспроизводились в журналах «Солнце России» (1912–1916), «Петроград» (1923), «Красная панорама» (1927–1929).
Был членом художественной секции Еврейского общества поощрения художеств в Петрограде (1916–1918). В 1918 участвовал в создании Еврейской секции Наркомпроса.
В 1927 эмигрировал и поселился в Париже. В 1939 году представил свои работы на выставке Салона французских художников, был отмечен дипломом «Mention honorable». Двумя годами позже на той же выставке получил серебряную медаль за картину «Портрет пастелью».
12 апреля 1944 года Грюнман был арестован в своей парижской мастерской. Большая часть его картин была уничтожена во время ареста. Был интернирован в Дранси, где продолжил работать. 30 июня 1944 года депортирован эшелоном № 76 в Освенцим, где был казнен.
В 1955 его работы экспонировались в галерее Zak на Выставке художников и скульпторов, погибших в депортации.

Илья Гринман. В сумерках, 1904
Илья Гринман. Портрет Шаляпина в роли Мефистофеля, 1906
Илья Гринман. Портрет Алексея Бахрушина,  1907
Илья Гринман. Портрет Л.Н. Толстого, 1908
Илья Гринман. Портрет женщины в желтой шали, 1917
Илья Гринман. Портрет В.И. Ленина, 1920
Портрет русской женщины,  1927
Илья Гринман. Бабушка с внучкой


2022/03/27

Небольшой белорусский городок Смиловичи подарил миру сразу двух замечательных, уникальных художников. И если Хаима Сутина помнят и знают, то его товарищ Файбиш-Шрага Царфин, сделавший себе имя во Франции, для многих остается загадкой

2022/03/21

Выставка «Выдержки из музейной коллекции. Часть первая» открывает серию экспозиций, представляющих богатейшее собрание еврейского и израильского искусства музея «Мишкан ле-оманут» в Эйн-Харод.

2022/01/19

Корреспондент NEWSru.co.il Алла Гаврилова побеседовала о скандале в музее и о том, почему считается, что в Израиле мало правых деятелей искусства, с известным израильским русскоязычным художником, жителем Хеврона Шмуэлем Мушником


НОВЫЕ АВТОРЫ