Еврейское Общество Поощрения Художеств
האגודה היהודית לעידוד האמנויות הפלסטיות
The Jewish Society for the Encouragement of the Plastic Arts
Вход / Регистрация
Русский

АНТОЛОГИЯ

Борис Анисфельд

Борис Анисфельд

2 октября (14 октября) 1878 года в местечке Бельцы Бессарабской губернии родился Борис Израилевич (Бер Срулевич) Анисфельд, знаменитый художник и сценограф.

Отец - управляющий имением Срул Рувинович Анисфельд и его жена Гитля Ициковна, как и большинство еврейских родителей, мечтали видеть сына скрипачом.
Он окончил Бельцкое уездное училище с вполне средними оценками: русский язык, арифметика и геометрия – 3, история российская и всеобщая, география российская и всеобщая, чистописание – 4, поведение – 5. В графе «Закон Божий» стоял прочерк – этот предмет преподавали только детям православного вероисповедания. А вот по рисованию и черчению у Анисфельда была «четвёрка».
Однако в 17 лет он без особой подготовки поступил в Одесскую рисовальную школу и закончил ее в 1900 году в числе лучших.
В 1901 году без экзаменов он был принят в Петербургскую Академию художеств, где был определён в класс батальной живописи профессора Ковалевского, затем обучался в мастерских Репина и, в конце концов, оказался у блестящего рисовальщика Кардовского. Совет Академии художеств дважды отвергал его дипломную работу и звание художника ему было присвоено только 23 ноября 1909 за картину «Адам и Ева», благодаря личному вмешательству президента ИАХ Великой княгини Марии Павловны.
С 1901 года Анисфельд стал, наряду с Бакстом, Рерихом, Добужинским, Сомовым и др., членом объединения «Мир искусства», противопоставляющего модерн и символизм идеям передвижников. Необычен был творческий процесс художника: многие годы он работал только при свечах, считая, что лишь таким способом можно передать мистические оттенки цвета.
В декабре 1904 Анисфельд женился на дочери псковского купца Фриде Глезерман, в 1908 у них родилась дочь Морелла.
В 1906 голу в Париже в рамках «Осеннего салона», где стараниями Дягилева была устроена знаменитая «Выставка русского искусства», одним из семи русских художников, среди которых были Ларионов, братья Милоти, Сапунов, Явленский, стал и студент Академии художеств Борис Анисфельд. Это почетное участие позволяло в будущем раз в году, без конкурса, выставляться на этом престижном показе. После успеха за рубежом Третьяковская галерея приобрела его натюрморт «Цветы», а также его картины начинают приобретать коллекционеры.
В 1908 году художника пригласил Дягилев для сотрудничества в антрепризе «Русских сезонов».
Он дебютировал как сценограф, оформив спектакль «Свадьба Зобеиды», где режиссёром был Мейерхольд.

«В луже краски, местами кровавой, местами золотой, стоял на огромном холсте Анисфельд, какой «шлепал» в этой распутице, подливая что-то из горшков. Как на безумца, на художника смотрели все декораторы-специалисты и смеялись над Дягилевым, пригласившим «такого юродивого». Но когда краски высохли, совершенно неожиданно декорация оказалась мастерски исполненной, с тонами необычайной глубины», -
вспоминал А. Бенуа о работе Анисфельда над декорациями к опере «Борис Годунов».

Первой самостоятельной работой Анисфельда в музыкальном театре стала постановка балета «Исламей» (на музыку Балакирева, 1910 г.) осуществленная совместно с балетмейстером Михаилом Фокиным.
В течение двух сезонов он был художником антрепризы Фокина, а в «Исламее» выступал и в качестве сорежиссера. А.Н. Бенуа вспоминал, что и музыка, и танцы, и сама Тамара Карсавина, и Фокин «потонули в анисфельдовском море красок». Костюмы и декорации к «Исламею», поражали удивительной живописностью, они покоряли «пряной смесью восточной жестокости и эротики», повторявшейся в музыкально-пластическом рисунке балета.
В 1911 году Дягилев доверил художнику оформить балет «Садко», постановка которого в Париже имела огромный успех, критики называли Анисфельда «настоящим магом», превознося его за «шелестящие локоны морских водорослей, дали синих, светящихся и сказочных волн». Однако анисфельдовское оформление «Садко» показалось Дягилеву «чересчур вульгарным» и, возобновив постановку в 1916 году, он заменил его декорациями, исполненными по эскизам Натальи Гончаровой.
Борис Анисфельд оформлял гастрольные спектакли Анны Павловой «Прелюды» (на музыку Ф. Листа, 1912 г.), «Семь дочерей Горного Короля» Спендиарова (1912-1913 гг.). Известен изумительный портрет балерины, работы Анисфельда, в образе умирающего лебедя.
С 1915 года Борис Анисфельд входил в Еврейское общество поощрения художеств. А в 1917 году, сразу после февральской революции, художник вместе с Альтманом, Лисицким, Шагалом и другими художниками входил в жюри выставки архитектуры, живописи, графики и прикладного искусства, устроенной Обществом поощрения еврейских художников, прошедшей в галерее Лемерсье.
В 1917 году Анисфельд получил приглашение Бруклинского музея Нью-Йорка с предложением устроить выставку, и незадолго до октябрьских событий, получив разрешение комиссариата Академии художеств, вместе с семьей выехал через Сибирь и Дальний Восток в Японию.
С 1918 года художник обосновался в Нью-Йорке.
Его первая персональная выставка художника состоялась в Бруклинском музее, и в период с 1918 по 1921 год Анисфельд объехал с этой выставкой двадцати городов Северной Америки.
После успешного дебюта Бориса Анисфельда в 1918 году в качестве художника оперы «Королева Фиамма», «Метрополитен-опера» приглашает его оформить «Синюю птицу» Мориса Метерлинка. Премьера оперы, на которую приезжает сам автор, устраивается с огромным размахом. По всему Нью-Йорку разбрасываются синие листовки с синей птицей, призывающие выкрасить все дома города в синий цвет. Публика в полном восторге от постановки — в первую очередь от декораций.

«Имя алхимика цвета, создавшего это великолепное зрелище, — Борис Анисфельд», —
пишет восторженный критик в рецензии.

Впоследствии, художник активно занимался преподавательской деятельностью в Высшей школе при Чикагском институте искусств, где проработал более тридцати лет.
В 1933 году после самоубийства жены он переехал в штат Колорадо, где создал «Школу живописи Анисфельда». Его дочь - Мара Чатфилд-Тэйлор купила летний дом в Сентрал-Сити, где он в течение многих лет вплоть до 1965 проводил с учениками Летние школы живописи на пленэре. С середины 1930 годов и почти до самой смерти он жил в апартаментах Когана – в доме с квартирами для художников в старой части Чикаго.
Борис Анисфельд регулярно выставлялся в крупнейших выставочных залах США, собирая восторженную прессу. Последние крупные выставки: «Театральный дизайн Анисфельда» в Нью-Йорке (1968 г.) и Вашингтоне (1971 г.).
Умер Борис Израилевич Анисфельд 4 декабря 1973 года.
После смерти художника его дочь передала большую часть работ отца в дар Публичной библиотеке Нью-Йорка. Работы Анисфельда хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее, Центральном театральном музее имени Бахрушина, музее Большого театра, в картинной галерее Перми, в частных коллекциях по всему миру.
 

Борис Анисфельд. Автопортрет.
1910-е. Холст, масло. Частная коллекция. США
Борис Анисфельд. Суламифь, 1910
Борис Анисфельд. Сад Гесперид, 1914—1916, холст, масло, частное собрание
Борис Анисфельд. Грезы, 1946
Борис Анисфельд. Рождество, холст, масло
Четыре всадника Апокалипсиса. 1940-е
Борис Анисфельд. Цветы
Борис Анисфельд. Образ в отраженном интерьере, 1952 г.
Борис Анисфельд. Анна Павлова. Умирающий лебедь, 1930
Борис Анисфельд. Натюрморт с цветами
Борис Анисфельд. Судьба. 1956 г.

Boris Anisfeld Catalogue raisonné



2022/07/24

На аукционе Christie's выставлены на продажу 86 работ "Одесских парижан", художников украинского авангарда, из коллекции Якова Перемена. Об истории и судьбе этой коллекции рассказывается в готовящейся к печати Еврейским обществом поощрения художеств книге "Тель-Авив - метаморфозы вечного и современного искусства", отрывок из которой предлагается читателям.

2022/07/17

Сегодня о Высшей школе искусств и ремесел «Бецалель»  известно далеко за пределами Израиля, однако необходимо осознавать, что тот художественный стиль, который более всего ассоциируется с ней, в значительной мере сформировался еще до ее возникновения

2022/03/27

Небольшой белорусский городок Смиловичи подарил миру сразу двух замечательных, уникальных художников. И если Хаима Сутина помнят и знают, то его товарищ Файбиш-Шрага Царфин, сделавший себе имя во Франции, для многих остается загадкой


НОВЫЕ АВТОРЫ